– Знаешь, все эти дискуссии о природе Бога ни к чему хорошему вас не приведут.
– Неужели?
– На самом деле, любые мысли о Боге, и уж тем более споры о его форме, имени, желаниях только забирают у вас то небольшое количество энергии, которое можно направить в более конструктивное русло. Конечно, в мире нет ничего, чего бы вы не смогли постигнуть, но сейчас вы явно не понимаете с чем имеете дело.
– Значит ли это, что я должен оставаться атеистом?
– Ты должен только себе. Это первое. Считать, что Бога нет ― это тоже своего рода убеждение о Боге. Только человек, свободный от каких-либо представлений о Божественном может почувствовать себя по-настоящему свободным. Некоторые атеисты испытывают нечто подобное, но слепое отрицание ничем не лучше слепой веры.
– К чему ты ведешь?
– Бог хочет, чтобы его забыли. Я понимаю, что это радикальная мера. Но религия должна умереть, ради жизни человечества. В моих интересах не допустить вымирание вашего вида.
– Забыть Бога, ты, наверное, шутишь? Сейчас на планете миллиарды верующих! Я был убежден, что переживания, которые обрушаться на них в скором времени, не оставят и следа от старых представлений о Божественном, но как о нем можно вообще забыть?
– Это не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Люди ― мастера самозабвения. Они научились подсознательно блокировать неприятный и необычный опыт, который не вписывается в их картину мира. Мне давно известно как этот механизм работает, и я могу им пользоваться, когда есть необходимость.
– Тебе не кажется, что такого рода вмешательство является насилием?
– Я ценю вашу свободу выбора, но когда вы сами ведете себя в пропасть, я не могу стоять в стороне и просто смотреть, как делает это Бог. На самом деле, к вашей свободе я отношусь не так трепетно, как Он, хотя именно меня вы почему-то окрестили символом свободного духа.
– Так, что же, сочтем Бога всего лишь плохим переживанием, которое лучше забыть?
– Именно. Уверяю, это только временная мера. Когда-нибудь понимание придет само по себе. А пока ― просто живите!