Стив Джобс умер 5-го октября, на мой день рождения. Уже на следующий день СМИ пестрили заголовками о кончине гения маркетинга, айтишники и им сочувствующие бодро высказывали соболезнования и обсуждали произошедшее. Нет, я не буду восхвалять Джобса, Apple и их продукцию. И ругать не буду. Эта история вообще не о том.

Данное событие стало в какой-то степени переломным для меня. "Первый звонок", открывший мне глаза на многое. CEO самой крупной транснациональной IT-компании умирает от болезни в самом расцвете сил. Ему не помогли ни деньги, ни связи. Не помогла и его собственная компания, занимающаяся разработкой высокотехнологичных продуктов.

"Втором звонком" можно считать биографию Ферейдуна Эсфендиари, одного из основателей трансгуманистического движения. Этот парень был очень крутым, его книге "UpWingers: A Futurist Manifesto" в частности и ему самому я посвятил два трека в проекте 21st Century Archetype. Он умер в 2000-ом году от рака поджелудочной (как и Джобс), так и не дожив до планируемого 2030-го, в честь чего даже взял псевдоним FM-2030. Ему не помогли ни оптимизм, ни вера в технологии.

Есть два фундаментальных вида несвободы: психологическая и биологическая. И если с первой всё понятно, то вторая — это настоящий ад для людей, хоть сколько-то освободивших свой разум. Ведь они чётко сознают — старение неотвратимо, смерть неизбежна, природа беспощадна. Вот здесь и начинается самое интересное...

По своему отношению к смерти, люди делятся на три категории:

  1. тех, кто не осознаёт собственную смертность
  2. тех, кто осознал, но ищет утешения в сказках про загробную жизнь (техсингулярность сюда же)
  3. тех, кто осознал и смирился

Долго размышляя над тем, к какой же категории отношусь я сам, я понял одну важную вещь — любое мыслящее самоосознающее существо не способно смириться с прекращением собственного существования. Это противоречит его природе — суть любого сознания в том, что оно существует ("мыслю, следовательно существую"). Отчего я склонен считать, что людей из третьей категории можно смело приравнять к первой категории: они не до конца понимают с чем смирились.

У японских долгожителей спрашивали: хотите ли вы пожить ещё? Те отвечали утвердительно, как правило, объясняя это тем, что им интересно узнать, что будет дальше. Карл, ты понимаешь, человек родившийся в начале 20-го века, заставший Первую и Вторую мировую и ещё кучу всякой херни, у которого миллион болезней, у которого суставы толком не работают и он еле ходит, говорит, что ему интересно, что будет дальше. Если понимаешь, то добро пожаловать в клуб. Клуб тех, кто осознал, но не смирился, и вряд ли когда-либо смирится.